Воскресенье
19.11.2017
07:55
Форма входа
Категории раздела
Аналитика СМИ [10]
Интервью [16]
Репортаж [17]
Очерк [11]
Свободная тема [19]
Поиск
Мини-чат
200
Друзья сайта
  • Жур-Д-2 ВКонтакте
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Организованное злословие

    Каталог статей

    Главная » Статьи » 2 курс 2 семестр » Очерк

    Sid Vicious ( Сид Вишес -Портретный очерк)
    Кризис среднего возраста те из музыкантов, кто «до хрипоты», до боли и крови предан своей музе, воспринимают по-своему. Те из немногих, кто отдает себя без остатка творческой деятельности и дарит свой талант людям, когда наконец добиваются известных успехов, вдруг понимают, что лучшие годы остались позади. А что их ждет впереди? Кем они будут и как они вообще будут? Вот тут-то и начинается самое страшное- боязнь заглянуть в будущее, нежелание видеть себя никем и ничем, только тенью своего «крылатого» прошлого. Эти вопросы словно подножки, на них-то и спотыкаются, из-за них-то и кажется безрадостным, бессмысленным будущее. Жизнь музыкантов — сцена, творчество, а что касается обыденной жизни, они к ней просто неприспособлены. Отсюда и ставшее девизом для «вечно молодых, вечно пьяных» выражение «Live fast and die young» («Живи быстро и умри молодым»). Потому и умирают, уходят из жизни, потерявшей всяческий смысл. Да и живут они так, словно завтра наступит последний день, жадно хватая от жизни все — и хорошее, и плохое, «пожирая жизнь». Таких людей, конечно, не так уж и много, но они были во все времена. Они — те, кто «выпил чашу терпения судьбы до дна, самим своим существованием опровергнув утверждение о тривиальности и предсказуемости человека XX века…». Сид Вишес — басист и шоумен легендарной группы «Sex pistols» — один из них. Ему при жизни удалось стать не просто кумиром, а чем-то гораздо большим — легендой, даже богом панк-рока, символом вечного горения, вечного протеста против обыденности, пошлости, банальности, хотя сам он был воплощением безумия и порока. Конечно, он и не предполагал, что когда-нибудь станет живой легендой. И, вероятно, эта ноша оказалась чересчур тяжела для человека, отвергавшего всем своим существом общепринятые ценности — славу, богатство и т. п.
    Возможно, слава известной группы SEX PISTOLS через некоторое время после развала стала бы тускнеть и терять свои колючие очертания, если бы не то, что издавна считалось самым верным способом для обеспечения себе бессмертия в веках - смерть. Так уж устроен мир, что только после смерти автор становится бессмертен. И среди тех, кто не слишком глубинно знаком с творчеством SEX PISTOLS, бытует мнение, что Сид всегда был лидером и даже основателем команды. Это вполне легко объяснить тем, что уж очень харизматичной и экстравагантной личностью был этот Вишес, и очень тщательно заостряли на нем внимание в свое время СМИ. Придя в стан "пистолетов" не слишком, скажем так, по правде, умеющим играть на бас-гитаре музыкантом, Сид, тем не менее, покорил новых братьев "по оружию" своим амплуа вконец обезбашенного человека. Будучи человеком неглупым, Сид мгновенно оценил те возможности, которые ему открываются в SEX PISTOLS. Этот амбициозный басист-самоучка всегда стремился к центризму, к четким граням в творчестве - вот тут куплет, тут припев, тут кидаю бутылку в зал, а тут я просто реву. Не будучи отягощенным знаниями, не придававший особого значения тем вещам, из которых, казалось бы, и состоит быт современного человека, Вишес с самого рождения выделялся среди сверстников своей экспрессивностью и энергией. Последняя во многом и определила его образ, как крайнего максималиста, не терпящего все серое и признававшего в жизни только черное и белое. К этому весьма своеобразному и, к сожалению, тупиковому отношению к жизни его подтолкнула собственная мать, которая как могла поддерживала все желания своего любимого сына, будь то кожаный прикид, панк-вечеринки или даже героин. Кто-то бы даже сказал, что Энн Бэверли была идеальной матерью, но этот "кто-то" явно не имел представления о том, что значит, когда человеку с неуравновешенной психикой, с ярко выраженной предрасположенностью к наркомании дают в руки деньги и полную свободу. Сид всегда был человеком тусовки, он не существовал вне вечеринок и концертов, он был "человеком толпы", в том смысле, что его личность была неотделима от массовки. Сид никогда не имел постоянного жилья, да и толком-то и не работал и никогда не был музыкантом в полном смысле этого слова, он просто был шоуменом, искрометной кометой, воспламеняющей все вокруг.
    К вопросу о том, был ли Сид таким отъявленным наркоманом, каким его показывают (и каким он себя сам считал). Да, бас-гитарист SEX PISTOLS не считал для себя зазорным принимать героин или ЛСД. Сид сидел на игле прочно, до самой своей смерти, он пережил и лечение от гепатита, и критическую потерю веса, и нередкие в его практике передозировки, но желания бросить это занятие у него никогда не возникало.
    Из моих слов следует, что Сид был прямо-таки олицетворением безволия и самодурства, но это не совсем так. Вишес просто не хотел быть как все, эта позиция было ключевой в его недолгой жизни. "Быть не как все". Быть панком, аутсайдером по своей природе, человеком, чуждым обществу, без определенных планов на будущее, потакаемым своей матерью, которая видела в своем сыне только рок-звезду и более никого. Удел таких людей трагичен. Казалось бы, Сид, защищенный от всего мира крепкой броней панк-героя, не страшившийся огрызаться и добивать своих противников как в прямом, так и в переносном смысле, был на самом деле очень болезненно относящимся к критике человеком. Привыкший бороться и не боявшийся поражений на улицах Лондона, Сид получил от славы такой нокаут, от которого он уже не смог оправиться.
    Последний год своей жизни Вишес проводил в каком-то полузабытье, как говорили позже его знакомые (знакомые, но не друзья - настоящих друзей у Вишеса никогда не было, все видели в нем либо панка, либо безумца, либо просто дурачка (за исключением Нэнси Спэнджен)). Парень то пытался сам сделать коллектив, зазывая для этого музыкантов, то потом все бросал. Проводя свое время по большому счету в полуподвальных помещениях Лондона, он, словно тень, слонялся по богом забытым задворкам туманного Альбиона, и, как думается, пытался в сотый раз начать все с начала. "Сид стал другим, он словно внутренне сломался,"- так говорила журналистам незадолго до собственной кончины последняя и самая серьезная пассия Вишеса, танцовщица Нэнси Спэнджен, которой в этой истории отводилась если не главная, то, по крайней мере, одна из самых главных ролей. Нью-Йорк, 12 октября 1978 года, отель "Chelsea", утро в гостиничном номере. Сид, после очередного недосыпа, вызванного перепоем и наркотическим "отходняком", нехотя встал с грязной, в окурках кровати и, пошатываясь, пошел в ванную, дабы попытаться посредством холодного душа прийти в себя. Вчерашний день, особенно его логическое завершение - в памяти вызывал лишь малопонятные размытые образы, в которых, подобно кадрам из дешевых фильмов ужасов, плавали какие-то незнакомые, белые от героина лица, то пропадающие, то вновь вырисовывающиеся в сигаретном смоге. Судя по беспорядку в номере, народу вчера было много... но кто это был, Вишес вспомнить не мог. Медленно, словно пробивающийся сквозь джунгли путешественник, переступал он через наваленную на пол одежду, перевернутые стулья, разбитый сервиз, и, опираясь о стену, бас-гитарист дошел до ванной, открыл дверь и увидел лежащую в мутной луже крови Нэнси, в животе которой торчал нож с причудливой рукояткой. Вишес бросился вон из ванной - сбивал все на своем пути, спотыкался и падал, в итоге он рухнул на пол спальни и стал набирать по лежавшему на ковре телефону номер полиции...
    14 октября состоялось слушание по делу об убийстве Нэнси Спэнджен. Присутствовали многие известные рок-личности, знакомые и вообще не знакомые Сиду люди, а также добрый десяток ведущих корреспондентов из Нью-Йорка и Англии. Но Сид этого всего не видел, ибо пребывал в полном ступоре, в зал его внесли на руках, бережно посадили за стол обвиняемых, после чего он, как мешок, рухнул на стол. Все заседание Сид не проронил ни слова. Не двигаясь и вообще не показывая признаков жизни. Фактически судебная комиссия признала виновным Саймона Ричи в убийстве, но оставила возможность выпуска обвиняемого под залог.
    Если произошедшее убийство в номере отеля было с течением времени более-менее обьяснено как пьяная выходка одного из гостей Вишеса, то то, что произошло 2-го февраля 1979 года в снимаемой Мишель Робинсон нью-йоркской квартире, наверное, навсегда останется тайной. Старая подружка Сида, Мишель, нашла своего только-только вышедшего на свободу любовника рано утром голым на полу своей спальни. Жившая неподалеку мать Вишеса по какому-то наитию решила навестить своего сына, а когда увидев пребывавшую в истерике Робинсон, которая держала на руках голову Сида и пыталась его пробудить, мать вызвала полицию и скорую помощь, паралельно стараясь убедить себя в том, что это просто очередная незначительная "передоза", и сейчас ее мальчику нужен просто крепкий чай. Но холодный, с темными кругами вокруг глаз, с взбугрившимися веревками вен на шее, Сид уже не нуждался ни в чей помощи. Приехавшие санитары констатировали смерть от передозировки героина, и жалкое, худое, в шрамах от бутылок, бритв и ножей, тело панк-ленгенды погрузили в машину, в которой Бэверли Ричи отплакивала всю дорогу в морг смерть своего сына.
    Много есть версий относительно смерти Вишеса. И что героин ему специально подсунули испорченный, и что кололся не он сам, а ему кололи заведомо большую, чем надо, дозу... есть догадка, что Вишес сделал это специально, не выдержав той мысли, что в конечном итоге он все равно бы вернулся в тюрьму. Но Мишель Робинсон на допросах утверждала, что в тот последний вечер ее приятель был весел, шутил и резвился, как ребенок. Что она пошла спать, а Сид остался со своими знакомыми музыкантами, которые, в свою очередь, покинули Вишеса под утро. Что произошло дальше, не знает никто. Бывшие в квартире люди в один голос утверждали, что при них никто не кололся, и это подтвердила экспертиза. То же предположение, что мать Сида была в квартире и дала своему сыну героин (как делала это раньше), так и не подтвердилось. Недавно в прессе просочились слухи, что в джинсах Сида была найдена предсмертная записка, в которой он писал о намерении совершить самоубийство... Так или иначе, Сид умер, уйдя в вечность таким же странным и непонятным образом, как и жил в этом мире. Вишес навсегда остался юношей, не успевшим очень многого, а может, и всего. Мечта стать всемирно известным панк-рокером превратилась в кошмар, модное увлечения героином превратилось в зависимость, единственная и по-настоящему правдивая любовь закончилось убийством... Впереди было только 20 лет тюрьмы, или, если повезет, свободная жизнь.. но жизнь ли?.. Что ждало этого талантливого, но испорченного своей матерью парня, который всецело принадлежал не самому себе, а тем, у кого были деньги и власть? Ни-че-го. Рано или поздно, Сид Вишес, бас-гитарист одной из самых значимых и противоречивых групп мира, и неудавшийся соло-исполнитель добровольно бы перешегнул рубеж, разделяющий жизнь и смерть... Таких людей, как он, судьба не жалует снисхождением.
    Категория: Очерк | Добавил: Ruben (25.05.2010) | Автор: Рубцова Екатерина
    Просмотров: 3427 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 3
    3  
    Спасибо! Отличная статья.

    1  
    Спасибо, Катя, уважила, написала доступным языком)))) Тут я все понимаю))) biggrin
    История драматическая, есть действие и сюжет. Очерк удался. Откуда материалы? Указывать надо. А так - красиво!!!

    Ко всем - ПИШИТЕ КОММЕНТЫ!!!!


    2  
    Вам спасибо, что оценили)))))))а я еще думала - выкладывать его или нет)))))))материал о жизни Сида Вишеса собирала из разных интернет-источников

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]